Движение Санкиртана
Регистрация Авторизация В избранное
 
 
Из фотоархива
Вопрос от мантроса
13-10-2009 15510
Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?
Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 13
Меню
Контент
FAQ
Связь с администрацией
  •  Вишакха д.д.

  •  написать сообщение
  •  обратная связь
  • ТАМ, ГДЕ ТЫ, ГОСПОДЬ, ТАМ И ВРИНДАВАН. (Лекция Шри Шримад Мурали Мохана Махараджа, прочитанная на Иогини экадаши, 15.06.2011., г. Екатеринбург)

    17-06-2012 (16:58) - Вишакха деви даси
    article404.jpg

     

    «Я пересеку непреодолимый океан неведения, посвятив себя преданному служению лотосным стопам Господа Кришны. Так поступали предыдущие ачарии, которые были полностью сосредоточены на  Параматме, Верховной личности Господа» (Шр.Бх. 11.23.58).                                

    После принятия санньясы Шри Чайтанья направился во Вриндаван, место удивительных трансцендентальных игр Господа Кришны. Его сопровождали Нитьянанда, Чандрашекхара и Мукунда Прабху. Уединенная жизнь странствующего монаха - наилучшее положение в этом мире, а место подобное Вриндаване - наилучшее место странствий для такого монаха. После того, как Чайтанья выбрал маршрут и бесповоротно решил предаться Шри Кришне, в его теле стали проявляться признаки экстаза. Все, кто видел его в таком состоянии, провожали громкими возгласами: Хари! Хари!… При звуках святого имени Господа экстаз еще больше увеличивался. Несчастья материального существования  бегут прочь из-под ног всякого, кто слушает и повторяет имена Кришны.

     

    Блуждая по Радха-деше в течение трех дней, он потерял счет времени и перестал совершенно ориентироваться в пространстве. Чтобы узнать дорогу во Вриндаван, Он был вынужден подойти к деревенским мальчишкам, которые мирно пасли коров. Увидев его, они, как и следовало ожидать, стали громко выкрикивать: «Хари! Хари!…»  Кладя руку на голову каждому и благословляя мальчиков, Чайтанья  говорил: «Продолжайте, не останавливайтесь, повторяйте святые имена Кришны». В это время,  пользуясь замешательством,  Нитьянанда – друг падших – давал  свои инструкции. «Если Чайтанья попросит вас показать дорогу во Вриндаван – вразумлял он пастухов, - пожалуйста, покажите ему дорогу по направлению к Ганге». По плану Нитьянанды Чайтанья должен был бы прийти на берег Ганги, вместо Ямуны, где его уже дожидался Адвайта Ачария с лодкой, которого предупредил Чандрашекхара.

    Продолжая оставаться в неведении относительно своего географического положение, Чайтанья, не подозревал о «трансцендентальном заговоре» преданных. Он был совершенно уверен, что направляется во Вриндаван, поэтому спросил Нитьянанду: « Куда ты направляешься?» «С тобой во Вриндаван» - ответил тот. «Как далеко до Вриндаваны?» - спросил Чайтанья. «Вот, смотри - мы уже прибыли. Это – Ямуна, а там - Вриндаван» - невозмутимо ответил тот. Так, они добрались до берега Ганги, которую Шри Чайтанья принял за Ямуну.

    Перед тем, как принять омовение, он предложил молитвы священной реке: «О Ямуна, ты благословлена сыном Нанды Махараджа. Твои воды даруют любовь к Нему, очистив любого грешника. Все благоприятное в этом мире создано тобой. Будь так добра, очисти нас своим трансцендентальным служением». Затем Чайтанья  вошел в священные воды Ганги, принимая ее за Ямуну.

    Пока он омывался, появился Адвайта на лодке. Он привез с собой чистые одежды. Увидев его, Чайтанья сильно удивился: «Как и ты здесь? Откуда ты узнал, что я  во Вриндаване?»  Поклонившись Господу, Адвайта  ответил: «То, что ты пришел ко мне на берега Ганги, это - моя великая удача. Там, где ты, Господь, там и Вриндавана». «Выходит, Нитьянанда обманул меня? – сказал Чайтанья. - Он завлек меня сюда хитростью, сказав, что это Ямуна».

     Пока Господь сетовал, Шрила Адвайта Ачарий примирительно сказал: «На самом деле Нитьянанда сказал тебе правду. Ты только что принял омовение в Ямуне. В Алахабаде, там, где сливаются воды Ямуны и Ганги, у западного берега течет Ямуна, а у восточного - Ганга. Сейчас мы находимся на западной стороне.

     После того, как Чайтанья переоделся в сухие одежды, Адвайта предложил всем войти в лодку, и они поплыли на другую сторону в Шантипур. Здесь, в его доме, готовился большой пир. Повидаться с Чайтаньей, собрались все преданные. Сюда  привели и его мать, Шачи. Принятие Господом санньясы, для всех было большой неожиданностью. Что говорить о его матери?  В этот день она потеряла своего сына навсегда.

    Не желая обескураживать Чайтанью, Адвайта продолжал: «Я знаю, что ты постился три дня, пока добрался до Ямуны (Ганги). Теперь неплохо прервать пост. У меня в доме мы найдем немного риса и овощей. Все очень просто. Никакой роскоши - овощи и шпинат. Я знаю, что с принятием санньясы человек обязуется не потакать чувствам. Он должен оставить общение с женщинами, не иметь отношения к деньгам, не носить красивых одежд и не принимать слишком вкусной, и обильной пищи. Следуя, этим принципам принявший отречение, легко сможет  контролировать свои чувства и ум. Как известно, материальная жизнь – это удовлетворение материальных чувств, в то время, как духовная, - принесение в жертву чувственных наслаждений.

    Когда они вошли в дом, Адвайта Ачарья омыл стопы Господа и окропил себя, а затем и помещение нектаром Его лотосных стоп. Присутствующие были бесконечно счастливы.

     

    На кухне его жена готовила изысканные и разнообразные блюда. Адвайта лично предлагал их Вишну, разделив всё на три равные части. Одна часть для Кришны. Она была сервирована на металлическом блюде, две другие – на банановых  листьях. Они были цельными не раздвоенными с дерева, которое содержало, по меньшей мере, 32 – е банановые грозди.

    Описание содержимого заслуживает особого внимания. Здесь мы приведем лишь краткий перечень.

    Гора прекрасного отборного риса возвышалась в центре. В середине ее, как янтарь, было положено желтое очищенное масло из коровьего молока. Вокруг рисовой горы толпились горшочки, сделанные из коры бананового дерева. В них были разложены различного овощи: патолы, тыква, манакасу, салат с нарезанными ломтиками джинжера, и  всякого рода шпинат. Далее, мунг дал, сукта, горькая дыня, смешанная с овощами, напоминающая нектар, и пять видов горьких, острых пряностей. Среди овощных блюд были так же молодые листья нимба, поджаренные с баклажанами. Фрукт известный как патола был поджарен с фулобади (разновидность дала), приготовленный, растертый и  высушенный на солнце. Это блюдо называлось кушманда-манасаки.

    Из сладких блюд, наиболее запоминающимся, было одно из  коксовой мякоти, смешенной с творогом и сахаром. После этого следует перечислить пять или шесть сортов нежных кексов в сладком и сладко- кисловатом соусе, кексов из мунг дала и урад дала (некоторые со спелыми бананами) и великое разнообразие сладостей из сгущенного молока, риса и кокосового ореха. Здесь было так же кари из банановых цветов и отварная тыква в молоке.

    Все было приготовлено в огромных количествах, и каждый мог брать столько, сколько хотел. Подробное описание этого приводится в «Чайтанье чаритамрите».

    «Сотни горшков с различными блюдами были расставлены повсюду. Как дополнение к ним шел сладкий рис с ги, воздушный рис с молоком и бананами, белая тыква, варенная в молоке, сгущенное молоко в три ряда, и многое другое - все приготовленное не поддавалось описанию. Горшки с йогуртом, различные блюда, приготовленные с ним, сандеш из сладкого творога, к этому чуть не забыли халаву, отварной рис и овощи, украшенные листьями туласи и кувшины с ароматной розовой водой».

    Место для сидения Господа Кришны было устлано мягкой тканью.

    Когда предложение бхога-арати было закончено и  божества в храме удалились на непродолжительный отдых, Адвайта Ачарий вышел к Шри Чайтанье и Нитьянанде. «Мои дорогие Господа, прошу вас пройти в эту комнату» и он жестом показал на распахнутую дверь. Когда принесли прасад Шри Чайтанья и Нитьянанда позвали Мукунду и Харидаса. Но тот и другой были исполнены столь необычного смирения и благоговения перед божественными братьями, что из учтивости отказались. Мукунда сказал, что он примет прасад, чуть позже после того, как закончит какие-то дела, а Харидаса прямо сослался на свою греховность и низкое происхождение. «Мне достаточно одной пригоршни - я приму прасад на улице» - сказал он. Харидаса был из мусульманской семьи и согласно обычаю индусского общества считался яваном, низкорожденным.

    В комнане Адвайты был накрыт прасад. Осмотрев приготовленные блюда, Шри Чайтанья был  полностью удовлетворен. «Я почту за счастье рождение за рождением принимать на свою голову лотосные стопы того, кто готовил и предлагал столь прекрасные кушанья  для Господа Кришны» - сказал он.

    Прасад был на троих и Шри Чайтанья попытался угадать, кого Адвайта имел в виду. «Садитесь - почтим прасад» – предложил Шри Чайтанья. Но Адвайта отказался.  «Мое дело служить, я  буду раздавать» – сказал он. Тогда Чайтанья подумал: «Наверно,  все три подноса  для распространения.»  Позволь нам взять понемножку овощей, риса и … «Нет, нет – садитесь, я  буду служить вам». Да, но столь разнообразная еда не для санньяси. Если саньяси будет много и вкусно есть, то он не сможет контролировать свои чувства. Услышав это, Адвайта улыбнулся и сказал: « Мой дорогой Господин, пожалуйста, перестань притворяться. Я знаю, кто ты на самом деле и я знаю тайный смысл твоего отречения. «Что ты имеешь ввиду – прервал его Чайтанья, удивленно подняв глаза. Я – серьезно - не могу так много есть». Перестань дурачиться и играть словами. Возьми столько, сколько хочешь,       ( без ложной скромности) остальное  оставишь на тарелке. Чайтанья возразил: «Для того, кто принял саньясу, не позволяется и есть много и оставлять после себя.

     В «Шримад Бхагаватам» сказано, что, приняв пищу у домохозяина, санньяси должен расположиться неподалеку от реки или озера, предложить ее сначала Вишну, Брахме и богу солнца, и только после этого есть, ничего не оставляя другим. (11.18.19.)

    Тут Адвайта не выдержал: «Я знаю: Шри Чайтанья и Господь Джаганнатха одна и та же личность. В храме Джаганнатха Пури Господу Джаганнатхе предлагают пищу пятьдесят четыре раза на дню, и каждый раз не один, а  много сотен горшков.  

     Что говорить, то, что могут съесть три человека,  тебе не хватит даже на один зуб. Великая для меня удача, что ты у меня в доме. Будь добр, окажи мне последнюю милость, без лишних разговоров приступай к прасаду.

     С этими словами Адвайта подал воду, чтобы божественные братья могли помыть руки и приступить к еде.

    - Ну, что ж,  довольно улыбаясь и приняв предложение, Шри Чайтанья Махапрабху и Нитьянанда Прабху уселись на пол и в две руки взялись за прасад. 

    «Три дня я постился и сегодня прекрасная возможность прервать пост» - сказал Чайтанья, хотя был убежден, что количество пиши чрезмерно. Нитьянанда Прабху был другого мнения. На сегодняшний пир он возлагал особые надежды. Судя по всему, к нему он готовился давно. Изобразив гримасу разочарования, он сказал: «Сегодня Адвайта пригласил нас поесть, но я вижу, что мне придется поститься. Столь незначительным количеством еды, которую он приготовил, вряд ли я заполню пол желудка.

    На что Адвайта парировал: «Не жадничай. Что ты хочешь от бедного брахмана? Прими, что Бог послал и будь доволен. Ты нищий странник, какой раз довольствуешься фруктом, собираешь коренья, а порой постишься».

    Господь Нитьянанда возразил: Отнюдь, коль скоро, ты пригласил меня в гости, уважь и накорми, как следует. Подай то, что я хочу.

    Выслушав доводы Нитьянанды, Адвайта съязвил: «Ты отверг парамахамсу, предпочтя ей санньясу, вероятно, только для того, чтобы набивать желудок. Ты ходишь туда, сюда и  причиняешь одни беспокойства брахманам. Ты можешь съесть десять, а тот и двадцать килограммов риса. Кто в состоянии тебя прокормить? Я бедный брахман, где мне взять столько риса.

    Бери свою пригоршню риса и проваливай. Не устраивай спектакль. Изображая сумасшедшего, не разбрасывая остатки еды.

    Так беседуя в шутливом и нарочитом тоне, Нитьянанда незаметно ополовинил все приготовленные овощи. Шри Чайтанья не уступал ему. По мере того, как горшки пустели, Адвайта Ачарий наполнял их  снова и снова, похваливая и подбадривая едоков. Под конец Шри Чайтанья взмолился: «Я не могу есть больше. Пожалуйста,  возьми половину из того, что положил, а остальное оставь».

    Не забывая обязанности гостеприимного хозяина и смиренно служа Господу  Чайтанье и Нитьянанде, Адвайта добился исполнения всех своих желаний. 

    «Я не возьму ни капли больше, мой живот полон, пожалуйста, убери все». Будто бы гневаясь, Нитьянанда брал пригоршнями рис и разбрасывал его во все стороны.

    Когда несколько рисинок попало в Адвайту, он подпрыгнул от удовольствия и пустился танцевать. «Парамахамса Нитьянанда оказал мне милость!» Не зря тебя я пригласил, Нитьянанда. Ты – сумасшедший  и других делаешь такими же. Ты не боишься меня, несмотря на то, что я брахман.

    Нитьянанда Прабху отвечал с той же интонацией: «Это остатки пищи Господа Кришны. Если ты посчитаешь их обычной едой, ты совершишь оскорбление». Прасад трансцендентен, он есть ни что иное как трансформированное тело Господа Вишну, поэтому он никогда не оскверняется. Брахман, который считает иначе, будет страдать от проказы. А всякий другой оскорбитель, как сказано в «Брихад- вишну пуране», пойдет в ад и никогда не вернется оттуда. Но, если ты пригласишь сотню санньяси в свой дом и будешь их потчевать прасадом, ты сможешь избавиться от любого оскорбления. Не теряя чувства юмора, Адвайта отвечал: «Я никогда больше не приглашу ни одного санньяси, чтобы никто не нарушал мои брахманические принципы, установленные смрити. Отшучиваясь, Адвайта принес воду  Господу Нитьянанде и Шри Чайтанье для мытья рук и полоскания рта, после чего предложил отдохнуть. Он застелил постели и подал гвоздику, смешанную с кардамоном, которая придает приятный привкус и запах во рту. Когда оба Господа возлегли на постель, Адвайта Ачарья умастил их тела сандаловой пастой, возложил прекрасные цветочные гирлянды на их грудь, затем, пристроившись в ногах, стал массировать их стопы.

    Чайтанья остался доволен Адвайтой. «Ты заставил меня танцевать согласно своему желанию. Как тебе удалось это?.. - спросил он. – Вопреки  всем правилам и предписаниям шастр для санньяси я оказался марионеткой в твоих руках.... Пожалуйста, не оставляй своей практики». Затем после некоторой паузы  добавил: «Возьми Мукунду и Харидаса и прими прасад».

    Преданные от живота ели прасад и от души прославляли Господа. Они ели столько сколько могли.

    Когда слух о том, что Шри Чайтанья Махапрабху в Шантипуре, люди из окрестных деревень, тотчас же побросав свои дела, пришли повидаться с Господом. При виде Его прекрасного облика и необычайной красоты они тут же стали громко скандировать святые имена Господа Кришны. «Хари бол! Хари бол! - выкрикивали они снова и снова. Сияние, исходящее от трансцендентального тела  Господа, цветом напоминающего расплавленное золото, затмило блеск самого солнца. Поверх на Господе были шафрановые одежды, которые трепетали не то от ветра, не то от экстаза Самого Господа, когда Он пел и танцевал.

     Народу прибавлялось все больше и больше, как воды в Ганге в сезон дождей. Собравшихся не возможно было счесть. Солнце еще было на горизонте, а луна уже взошла. Адвайта Ачарий начал киртан. Он стал танцевать и Его примеру последовал Нитьянанда и Харидаса Тхакур. Не в силах удержаться от переполняющего сердце восторга Адвайта сказал: «Мои друзья, сегодня для меня самый счастливый  день в моей жизни. Сегодня я постиг высшее трансцендентальное удовольствие и блаженство. После многих, многих дней моих трудов Сам Господь Кришна пожаловал в мой дом». Он процитировал стих из Видьяпати, который произнесла Шримати Радхарани, по возвращении Кришны из Мадхуры. Воспевая  этот стих, Адвайта сам повел киртану. Испарина выступила, по телу пробежали мурашки, и волосы встали дыбом, слезы  хлынули из глаз…. Танцуя, Адвайта припал к лотосным стопам Господа, после чего встал, продолжая: «Много дней ты избегал меня, изворачиваясь и блефуя, но теперь ты в моем доме, и я буду держать тебя связанным».

    В течение трех часов беспрерывно Адвайта танцевал и вел киртан, не прерываясь ни на одно мгновение. Ночь наступила. От воздействия танцев и пения Господь Чайтанья ощутил вдруг нестерпимое чувство разлуки. Любовь к Кришне, как волны и пламя охватили его, и он упал, подкошенный, на землю.

    Увидев это,  Адвайта остановился, а  Мукунда, угадав состояние Господа, начал петь. Он пел стансы, которые еще больше увеличивали силу экстатической любви Господа.  Адвайта помог Господу подняться. Однако, услышав звуки мантр, которые пел Мукунда, Чайтанья не удержался на ногах. Непроизвольно тело трепетало, из глаз безудержно текли слезы, голос прерывался. Тяжело дыша, Господь поднялся опять на какое-то мгновение и, неудержавшись, опять рухнул.

    «Мой дорогой, мой нежный друг, что случилось со мной? Яд любви к Кришне поразил мое тело и ум. Я безнадежно болен. Я не нахожу себе места ни днем ни ночью. Если бы я знал,  где я мог бы встретить Кришну, я полетел бы туда».

    Этот станс был спет с такой силой, что сладкий мелодичный голос Мукунды привел Чайтанью в чувства. Он приходил в себя как после сражения. Разочарование, угрюмость, страсть, беспокойство, гордость и смирение соперничали в нем. Поскольку все эти симптомы проявлялись в Господе одновременно, то после их бешеной атаки его тело ослабевало на столько, что казалось растечется. В результате этого дыхание почти полностью остановилось и он падал на землю как мертвый.

    При виде такого состояния Господа, преданные пришли в страшное замешательство. Они не знали, что делать и как вести себя. Но ко всеобщему изумлению, Господь вдруг поднялся и издал громоподобный, оглушительной силы звук. «Продолжайте, - выдохнул он - пойте…» Заходясь от удовольствия, Он начал танцевать. Никто бы не мог понять силу, нахлынувшего на него экстаза. Нитьянанда стал обхаживать Шри Чайтанью, присматривая за ним, чтобы тот не упал снова. Адвайта и Харидаса последовали примеру Господа и стали танцевать вместе с ним. После этого протанцевали по меньшей мере еще три часа. Иногда симптомы проявлялись в теле Господа и были видимы, иногда исчезали. Угрюмое его состояние сменялось радостным, страсть и гордость соперничали со смирением… Так это и продолжалось. Эмоциональные  волны любовных переживаний перекатывались в океане блаженства, одна подгоняя другую.

    Три дня Чайтанья постился и после обильного прасада, танцев и экстатической киртаны немножко устал, хотя полностью погруженный в океан любви к Кришне, он не замечал за собой никакой усталости. Он готов был продолжать танцевать, удивляя всех  своим трансцендентальным поведение, если бы Нитьянанда Прабху не поймал его и не остановил.  Несмотря на попытки Господа вырваться из объятий, Нитьянанда держал его очень крепко. В это время Адвайта тоже приостановил свое пение. Не прекращая служить Господу, он приготовил ложе для отдыха Господа.

    На следующее утро с толпой преданных пришел Чандрашекхара. Он  принес Шачимату, усадив ее в паланкин.  Жители всей Надии: женщины, дети и даже старики - пришли вместе с ними посмотреть на Господа.

    Увидев свою мать, Шри Чайтанья упал к ее ногам подобно палке. Она подняла его, взяла на колени и,  увидев бритую голову своего сына, невольно заплакала. Глядя в лицо друг на друга они оба пережили сладкие минута встречи вместе с горечью предстоящей разлуки.

    Взволнованная Шачимата осыпала тело Господа поцелуями и, глядя в его лицо, пыталась различить его черты. Но, т.к. ее глаза застилали слезы, она ничего не видела. Осознав, что ее сын принял санньясу, отрешенный образ жизни, она лишилась последней надежды. «Мой дорогой, Нимай, ты поступил очень жестоко по отношению к своей матери так же, как твой старший брат, Вишварупа.

    Приняв саньясу, он ушел из дому и уже никогда не навещал меня. Если ты поступишь как он, что мне останется делать, как не покончить с собой?

    Пытаясь успокоить Шачимату, Господь отвечал: « Моя дорогая мама, пожалуйста, выслушай меня. Это тело принадлежит тебе. Оно воспитано и вскормлено тобой. И я никогда, даже за миллионы рождений, не смогу рассчитаться с тобой.

    Пусть я принял отречение от мира, но, не думай, я никогда не стану безразличным к тебе. Все, что ты не попросишь, я сделаю, повинуясь твоему распоряжению, и - где бы ты не пожелала – я  останусь.

    Повторяя эти слова, Господь предлагал своей матери поклоны снова и снова, и Шачи успокоилась. Она была счастлива. Она ласкала и обнимала Господа, брала его на свои колени снова и снова.

     

    В течение последующих десяти дней, Адвайта каждый вечер устраивал пир и киртану.

    По утрам после повседневных дел Господь повторял Харе Кришна маха-мантру,  в то время как пришедшие люди помогали Шачимате по хозяйству.

    Тысячи и тысячи людей приходили из окрестных деревень посмотреть, послушать и принять прасад.

    Встретившись с преданными, Чайтанья внимательно смотрел в лицо каждого и крепко обнимал каждого,  прижимая его к своей груди. Хотя все переживали великую утрату и были глубоко опечалены и несчастны, при виде его бритой головы, однако, необычайная  красота Господа пленяла их и рождала в каждом великую надежду и великую радость.

    Среди прибывших были Шриваса, Рамаи, Видьянитхи, Гададхара, Вакрешвара, Мурари, Шукламбара, Буддхиманта, Кхан, Нанда, Шридхара, Виджая, Васудева, Дамодара …- как описывает Кришна дас Кавирадж в «Чайтанье чаритамрите» - 

    всех прибывших перечислить не представлялось возможным. Господь улыбался каждому, одаривая каждого своей беспричинной милостью.

    Адвайта позаботился, чтобы каждый получил прасад, устроив все наилучшим образом. Казалось, его возможности были неисчерпаемы и неистощимы. Как много всего он использовал так много всего и возникало.

    С тех пор, как появилась Шачи в доме Адвайты, она полностью взяла в свои руки приготовление пищи, и Чайтанья наслаждался трансцендентальным застольем в кругу своих друзей-преданных.

    К вечеру, когда спадала жара и собиралось еще больше народу он проводил свои беспримерные киртаны. Все преданные  танцевали, пели  святые имена Господа Хари и дом Адвайты Ачария становился ни чем не хуже Вайкунтха Пури.

    Как обычно, во время киртана, Господь проявлял все признаки экстаза. Его тело то трепетало, то становилось неподвижным, его волосы становились дыбом, голос прерывался, слезы текли и наступало полное опустошение.

    Проявление счастья и несчастья в одно и то же время опустошает человека. Преданный просто падает на землю. Когда Шачимата увидела своего сына в таком состоянии, она вскрикнула от неожиданности. Ей показалось, что Нимай разбился. В отчаянии она стала призывать Вишну: «Мой дорогой Господь! будь добр, защити,  Нимай упал – пусть  он не почувствует боли».

    На протяжении нескольких дней Господь Чайтанья принимал пищу в доме Адвайты и другие преданные, возглавляемые Шривасой Тхакуром, так же горели желанием пригласить Его к себе и устроить пир. Когда санньяса приходит в дом, то даже непродолжительное общение с ним приносит благо домохозяину.

    Услышав приглашения преданных, мать Шачи спросила: «Когда я увижу тебя снова, Нимай? Твои друзья могут сделать это так часто, как пожелают. Я же должна быть дома, а принявший санньясу никогда не возвращается домой».

     Преданные не могли не согласиться с ней и, предложив поклоны Господу, умоляли его быть снисходительным и не противиться воле матери.

    Решительность матери немного смутила Господа, поэтому, собрав всех преданных, Он заявил, что немедленно направится во Вриндаван, несмотря на все препятствия.

    «Мои дорогие друзья – сказал Чайтанья, - я никогда не забуду вас, так же как и свою мать. Но для санньяси не дело оставаться в том месте, где он родился, в кругу своих друзей и родственников. Если я пренебрегу долгом, люди поднимут меня на смех. Поэтому, принимая в расчет то и другое, подумайте и решите как лучше».

    Когда Чайтанья закончил говорить, все преданные вместе с Адвайтой окружили Шачимату, которая, на самом  деле, была ни кем иным, как  матерью всей вселенной.

    Она сказала: «Если Нимай останется здесь, для меня это будет великим счастьем, как и несчастьем одновременно. Счастье матери в том, что дети всегда рядом с ней. Но счастье матери также и в счастье самих детей. Никто не должен становиться ни материю, ни отцом, ни гуру, если он не может направить детей по пути духовного совершенства, которое дарует освобождение от оков материального существования. Если кто-то проклянет Нимая за то, что он пренебрег долгом санньяси - даже ради своей матери - для меня это будет удар.

    По здравому рассуждению будет прекрасным решением проблемы, если Нимай сделает Джаганнатха Пури своей резиденцией. Он будет жить там отдельно он нас как санньяси и, в то же самое время, всегда с нами. Между Навадвипой и Джаганнатха Пури всегда существовали близкие отношения, как если бы они были двумя комнатами в одном доме. Жители Навадвипы обычно часто навещают Джаганнатха Пури, а жители Джаганнатха Пури - Навадвипу. Таким образом, мы сможем всегда получать известия от Господа и быть в курсе его дел. Преданные смогут посещать его, и сам Господь иной раз сможет посещать нас, хотя бы для того, чтобы принять омовение в Ганге. Меня не волнует мое личное счастье или несчастье, если Нимай будет счастлив, я приму его счастье, как свое собственное».

    Выслушав Шачи, все преданные выразили ее свое огромное почтение, признав что ее решение, как сами Веды, никем  и никогда не могут быть опровергнуты.

    После этого, посовещавшись еще немного, преданные сообщили Чайтанье о решении его матери, от чего он просиял. «Мои дорогие друзья,  вы самые близкие мне люди, и я прошу вас теперь вернуться домой. Повторяйте святые имена: Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе. Делайте это сообща. Поклоняйтесь Господу, повторяете Его имена и обсуждайте Его трансцендентальные игры».

    Так проинструктировав преданных и заверив их о скором свидании, затем еще раз предложив свое почтение Господь Чайтанья отправился в Джаганнатха Пури.

    В это время Харидаса Тхакура постигло отчаяние. «Ты собираешься в Джаганнатха Пури – сказал он, -  а что делать мне? Я не могу пойти с тобой, т.к. я – наиболее  падшее существо. Но, если я не смогу видеть тебя, как мне жить? Как  поддерживать мне свое грешное существование?»

    Господь посмотрел на него и ответил: «Пожалуйста, оставь свою скромность. При виде ее мой ум приходит в волнение. Тебе не о чем волноваться. Я упрошу Господа Джаганнатху и он примет тебя».

    Так же как Чайтанья  упросил Джаганнатху, Адвайта упросил самого Чайтанью остаться в его доме еще на несколько дней. Господь никогда не отказывал ему в его просьбах. Он отложил свою поездку в Джаганнатха Пури тотчас же и Адвайта опять почувствовал себя самым счастливым.

    Каждый день в доме Адвайты проходил с невиданным торжеством. В течение дня преданные обсуждали игры Господа, а с наступлением ночи проводили киртану.

    Мать Шачи все время готовила с великой радостью изысканные блюда, а Чайтанья  с преданными наслаждался с великим удовольствием. Не спуская глаз со своего сына, мать Шачи кормила Его и ее собственное счастье  возрастало.

    Что говорить об Адвайте? Все, что он имел: его вера, преданность, дом, богатство и сам он  было предназначено для наслаждения Господа. Адвайта был идеальным домохозяином, и сама его жизнь служила наглядным примером для других. Каждый день в обществе преданных Господа время для него промелькнуло незаметно. Счастью не было границ. По истечению срока, Чайтанья  попросил всех вернуться по домам. Как уже было условленно,  преданные могли навещать Господа в Джаганнатха Пури.

    Поклонившись своей матери и обойдя ее, Шри Чайтанья отправился в путь. По просьбе Адвайты четыре преданных – Нитьянанда, Джагаданта Пандит, Домодара и Мукунда Датта – сопроводили  Господа до места назначения.

    Едва Чайтанья вышел за порог, в доме Адвайты раздался оглушительный рев. Преданные плакали навзрыд. Оставаясь невозмутим, Господь поспешил удалиться, и Адвайта, обливаясь слезами, на некотором расстоянии последовал за Ним.

    Со сложенными руками Господь стал умолять Адвайту: «Пожалуйста, уймись и  уйми преданных,  успокой мать…. Если ты будешь вести себя так, то глядя на тебя, никто из них без меня не сможет продолжать  жить». С этими словами Господь Чайтанья обнял Адвайту и вернул его обратно, а Сам продолжил путь.

    Так он шел вдоль берега Ганги через Чатробхога по направлению в Джаганнатха Пури.

    Подробное описание путешествия Господа  можно найти в книге Вриндавана даса Тхакура «Чайтанья мангала». Всякий, кому доводилось слушать эту необычную и удивительную историю об играх Господа в доме Адвайты Ачария, очень скоро обретет любовь к Кришне.

     

    Загрузка комментариев...

    « Назад

     
     
    InstantCMS